djhooligantk (djhooligantk) wrote,
djhooligantk
djhooligantk

Category:

Дома трампарка. части 3-4

С 2018 года Мария Салий опубликовала у себя в блоге свои исследования по очередному комплексу конца 1920-х начала 1930-х: домам трамвайного парка, что на улице Астраханской. Тогда я объединил части исследования в одну публикацию, чтобы и в ЖЖ остался этот уникальный и интересный текст! Однако текст постоянно дополняется, так что теперь и ЖЖ ругается на излишнюю длину. Пришлось разделить его на 2 части. В этот раз была дополнена самая последняя - 4-я часть про 1930-е годы.

Части 1-2

Часть 3. Дом-коммуна


Строительство третьего корпуса домов горкоммунотдела положило начало уничтожению ансамбля, спроектированного А. М. Старкметом.

«…Основная композиционная идея была впоследствии, без согласия автора проекта, значительно искажена: уже после осуществления в натуре двух первых корпусов – заднего и правого бокового – был перепроектирован и осуществлен по искаженному проекту третий – левый боковой корпус…» – писал архитектор (1).

По иронии судьбы именно этот дом оказался единственным из трёх, не изменившимся со времени постройки.

8 февраля 1929 г. «Саратовские известия» сообщали, что на Астраханской улице «будет построен в этом сезоне вчерне третий дом на 30 квартир»(2).

Но меньше через две недели планы изменились, теперь речь шла уже о четырёхэтажном доме на 40 квартир: «На средства фонда улучшения быта рабочих коммунальных предприятий и ассигнований коммунального треста рядом с новостройками на Астраханской улице будет построен каменный четырехэтажный дом на 40 квартир для рабочих коммунального треста»(3).

Как должен был выглядеть новый дом, кто и почему изменил проект?

Одновременно с постройкой третьего коммунального дома на Астарханской ГорКо планировал начать более масштабное строительство: весь квартал напротив площади 1905 года предполагалось застроить четырёхэтажными домами. Эти дома получили название общежития имени Дня работницы, а впоследствии – Дома 8 Марта.

«За основу внутрипланировочного решения и внешнего оформления этих зданий был принят третий искаженный четырехэтажный корпус "Домов Трампарка" по Астраханской улице»,– отмечал Старкмет, без особой теплоты характеризовавший комплекс Домов 8 Марта(1).

И действительно, если сравнить третий корпус Домов Трампарка с первым и третьим корпусами Домов 8 Марта, трудно не заметить сходство.


Дома 8 Марта. Корпус 3



Дома 8 Марта. Корпус 1


Дома Трампарка. Корпус 3 (Астраханская, 118 В)

Не вызывает сомнений, что эти здания построены по одному проекту.

дома на площади Октября 1905 г. (корпус Домов 8 Марта),

"Поволжская правда", 6 ноября 1930 г.

третий дом для рабочих на углу Астраханской и Михайловской (третий корпус домов Трампарка)

Поволжская правда", 2 ноября 1930 г.

Но в 1929 - 1930 гг. было построено три корпуса Домов 8 Марта, и если первый и третий похожи на третий дом Трампарка, то второй корпус имеет заметное сходство с задним (фронтальным) домом ансамбля на Астраханской ( в настоящее время архитектурный облик здания изменён). Оба комплекса представляют собой ансамбли из трёх зданий: одного центрального и двух боковых, но боковые корпуса ориентированы по-разному.

Вероятней всего, в 1929 г., когда было принято решение о строительстве домов-общежитий на площади 1905 года, горкоммунотдел предложил переработать проект Старкмета с учётом места расположения здания и увеличения этажности. Новый проект был разработан Г.Г. Плотниковым. В 1927 - 1930 гг. А. М. Старкмет учился экстерном на архитектурном факультете Высшего художественно-технического института в Москве и, скорей всего, не имел возможности следить за воплощением своего замысла. В связи с жилищным кризисом решено было вместо трёхэтажного корпуса строить четырёхэтажный. Горко не стал согласовывать вопрос с архитектором и повторно перерабатывать проект, а выбрал для строительства проект бокового корпуса Домов 8 Марта.

Все эти предположения подводят к мысли о том, что третий дом Трампарка построен по проекту А.М. Старкмета, переработанному Г.Г. Плотниковым.

В конце 1929 г. уже высились стены нового корпуса и рабочие Трампарка мечтали в будущем году перебраться из подвалов в тёплые отдельные квартиры, когда в судьбе дома случился очередной поворот: в Саратов пришла идея борьбы за новый быт, а вслед за ней мечта о домах-коммунах. И тут реальные, и потенциальные жильцы домов на Астраханской поняли, как их жестоко обманули. "Рабочие трампарка и завода им. Ленина протестуют против строительства новых домов, которое вновь воспроизводит старый индивидуальный быт", - с таким подзаголовком в начале 1930 г. вышла статья Д. Шороховой об этой новостройке (4).

Привожу статью полностью, потому что не так важны изложенные в ней факты, как дух времени, который невозможно передать в кратком изложении.

"В двух новых домах по Астраханской, 118 живут рабочие завода имени Ленина, «Универсаль» и трампарка. В новых домах рабочие живут по-старому.

Если вы хотите увидеть все прелести старого быта, зайдите в первую попавшуюся квартиру этих домов. Две комнаты, кухня и теплая уборная. Здесь и стирают, и сушат белье, и готовят пищу. В довершение всего во многих квартирах протекают крыши. Дети хулиганят на лестнице. Крик, гам, ссоры. Жены рабочих занимаются пересудами или возятся с чугунками у печки. В этих домах – 60 квартир, 60 кухонь, 60 уборных. Попадешь в эти квартирки и вместе с живущими в них разделяешь справедливое негодование по адресу «строителей».



– Не жизнь, а мука,– жалуются домохозяйки.– Многие из нас малограмотные. Хоть бы одного ликвидатора к нам попутным ветром занесло. Красного уголка даже нет. Ребята без надзора, а здесь их 150. Нет ни детской комнаты, ни сада. Живем мы, как на необитаемом острове. Где-то дома-коммуны строят, где-то .общественная жизнь бьет ключом, а у нас – даже домоуправление помещается на Республиканской. Организовали санитарную комиссию, а она не знает, что делать... Так живут в новых домах. А рядом воздвигается такая же громадина — трехэтажный дом на 42 квартиры для рабочих трампарка (В статье опечатка: для того чтобы построить дополнительные 10 - 12 квартир, был добавлен четвёртый этаж - М.С.) . Строится он за счет ФУБР коммунальников, по такому же принципу. 42 квартиры, 42 кухни. Кухни и уборные на солнечной стороне, а жилые комнаты – на теневой. В этой громадине также будет погребен социалистический быт. Проект этого дома утвердил президиум городского совета. «Проект? Ну ладно. Сойдет. Утверждаем».

Утверждали такой проект и рабочие-трампарковцы.

Они теперь объясняют свою оплошность тем, что им, якобы, никто не объяснил, что из себя будет представлять новостройка. «Сказали – дом выстроим. Ну, мы одобрили. Стройте, надоело жить в подвалах».

Ячейка и фракция завкома протестовали против строительства индивидуальных квартир, но протест – сгинул.

Так говорят трампарковцы. Что скажет в свое оправдание президиум городского совета, при содействии которого денежки из фонда по улучшению труда и быта рабочих ухлопыва-ются на строительство кухонь?

Негодующие рабочие теперь организовали две бригады из трампарковцев и представителей завода им. Ленина и домохозяек.

Обследовали строительство. Обсудили результаты проверки на совещании. Собралось 100 человек – и все в один голос заявили:

– Строить такие дома для рабочих – преступление. Мы протестуем против безобразного строительства.

Приводим постановление полностью:

«Просить президиум городского совета .. в самом срочном порядке проверить все проекты рабочего жилстроительства с точки зрения соответствия их требованиям нового социалистического быта и директивам партии в этой области.

Просить президиум городского совета в самом срочном порядке пересмотреть проект вновь строящегося дома для рабочих коммунальников по Астраханской улице с точки удешевления строительства путем сокращения кухонь и других служб в каждой, замены индивидуальных кухонь общими – по одной на каждом этаже. Нижний же этаж отвести под культурно-бытовые учреждения для всех трех домов, так как в двух новых домах, построенных по старому типу, нет абсолютно никакой возможности организовать общественное питание, культурно-просветительную работу и работу с детьми.

Просить президиум городского совета обязать все строительные учреждения выносить проекты жилстроительства на обсуждение широких рабочих собраний и жен рабочих».

Одних просьб мало. Пока не поздно – надо прекратить преступную трату средств и немедленно изменить проект постройки, учитывая требования рабочих.

Горсовет не выполняет партийных директив по вопросам жилстроительства. IV пленум крайкома ВКП(б) дал директиву: «Считать необходимым при дальнейшем развертывании строительства добиться решительного перелома в деле социалистического переустройства быта».

Как видим, эта директива крайкома партии президиумом горсовета не выполняется.

Центральные руководящие организации также ребром поставили вопрос о социалистическом жилищном строительстве. На совещании бытовой комиссии ЦКК–НКРКИ разработан проект постановления правительства об улучшении и коллективизации бытового обслуживания существующих и новых городов. По этому проекту при строительстве новых жилищ воспрещается строить кухни в отдельных квартирах. Кухни могут строиться не менее как на 100 чел., по возможности – по одной на дом или на группу домов. При общих кухнях могут строиться и общие столовые.

Государственные органы и кооперация должны всемерно поощрять создание бытовых коллективов группами жильцов. В новых домах ясли и детсады должны устраиваться с расчетом на поголовный охват детей в возрасте до 8 лет.

Этот проект решено передать на обсуждение широких рабочих масс.

Рабочие Саратова должны будут сказать свое слово по поводу разработанного проекта.

Проекты жилищ предстоящего строительного сезона должны быть изменены. Горсовет должен выполнить требования рабочих завода имени Ленина и трампарковцев – взамен индивидуальных обывательских квартир строить бытовые коллективы. Горсовет должен возглавить это строительство".

Проект с учётом пожеланий рабочих был переработан. Теперь речь шла уже о доме-коммуне, включавшем в себя три жилых дома, причём считалось, что все три корпуса находятся в процессе строительства: "На Астраханской улице, около трампарка, строятся три жилых дома. Одно здание будет на 40 квартир, остальные здания – на 32 квартиры. Строительство не маленькое, В проектах строительства предусматривается оборудование детских площадок и комнат.

Одно здание строится без индивидуальных кухонь. Для этого здания будет выстроена кухня общего пользования.

<...>Красные уголки, библиотеки, комнаты-читальни не запроектированы" (5).

По другой версии предусматривалось строительство Дома культуры и отдыха, правда , в новом проекте, не было отведено места "для бассейна, спортивных площадок, душа, прачечной и т.д" (6) (Место для душевых и прачечных "было отведено" в первоначальном проекте, но об этом, вероятно, забыли)

К середине 1930 г. "не было приступлено" и к "обзеленению" строительства ( 6, 7). Впрочем, впоследствии во дворе появились зелёные насаждения и душевая кабинка, а в одном из домов - хороший красный уголок.

К октябрю 1930 г. из-за недостатка строительных материалов и плохой организации работ завершение строительства оказалось под угрозой: " Комстрой и это строительство сумел поставить в безвыходные условия. Для окончания работ не хватает несколько сотен штук половых досок, незначительное количество труб, входных и парадных дверей.

...Досок нет потому, что на них не была своевременно сделана заявка, – труб – потому, что при распределении не учли потребность строительства, – дверей – потому, что Комстрой перепутал заказы и эти двери были использованы на другие участки построек.

Из-за производственной неувязки Комстроя, дом не будет готов к сроку. Сейчас на «отделке дома» работает только 14 чел, которые к концу сезона смогут разве лишь очистить дом от строительного мусора". (8)

Однако с возникшими затруднениями удалось справиться, и к концу ноября дом на 120 больших комнат планировали заселить рабочими семьями.

В 1929 -1930 гг. был "осуществлен по искаженному проекту третий – левый боковой корпус, со внесением следующих изменений:

а/ этажность этого корпуса была доведена до 4-х этажей, вместо 3-х этажей по основному проекту.
б/ лестничные клетки и парадные входы в секции расположены не со стороны внутреннего проезда –"курдонера", а со стороны служебного двора.
в/ внутренняя планировка индивидуально-квартирного типа была заменена квартирами коридорной системы, что привело к некоторому увеличению габаритов здания, а вместе с тем и к нарушению симметричности планировочной схемы.
г/ сокращена толщина стен на половину кирпича с уничтожением запроектированных наружных уступов, что привело к резкому обеднению рельефности здания и сокращению характерной для первых двух домов игры светотеней.

Вместе с тем в корпусе была организована собственная котельная, несмотря на наличие в заднем корпусе котельного помещения, рассчитанного на установку котлов для всех трех корпусов».

Такое искажение основного архитектурного замысла, усугубляемое невыполнением ряда запроектированных элементов благоустройства – наружной капитальной, архитектурно оформленной ограды, озеленения, тротуаров и т.п. – значительно снизило архитектурно-зрительную эффективность и нарушило организационную структуру этого небольшого архитектурного ансамбля" (1)

История строительства трёх домов ГорКо на Астраханской улице закончилась. Впереди их ждала долгая непростая жизнь и новые искажения архитектурного замысла.




Часть 4. 1930-е


Третий корпус был построен с учётом пожеланий новых жильцов – рабочих Трампарка – без индивидуальных квартир и отдельных кухонь. На этом элементы обобществления быта заканчивались, просто теперь в каждой квартире жило по три семьи и «в каждой кухонке по три домохозяйки» жгли «для всяких нужд целый день примуса». Ни детского сада, ни детской комнаты в жилом комплексе по-прежнему не было. Ребята, число которых увеличилось вдвое, по-прежнему оставались без надзора. «О культурно-бытовых нуждах для всех трех домов никто не думает, а в домах живет 980 человек, одна треть которых составляют дети. Дети копошатся в трехметровых проходных клетушках, уборной и кухне», – писала «Поволжская правда».

Жильцам нового корпуса, принятого наспех, приходилось особенно трудно. «Через две недели после вселения почти во всех комнатах домов на стенах и окнах появилась сырость. <…> В мае домтрест открыл, что во всех водоспускных уборных произошла большая утечка воды, и дому был представлен счет на 1116 руб., помимо обычной платы за воду. Каждый жилец, большой и малый, должен заплатить ещё до 8 рублей».

«Много огорчений доставляет электричество, –сообщал некий К. в «Поволжскую правду».– Один счетчик приходится на четыре этажа и, в результате этого, с лампочки в 25 свечей приходится платить 6 рублей в месяц.

Еще одним «удобством» награждены жильцы четвертого этажа. «Удобство» заключается в том, что вода в 4 этаже течет только раз в пятидневку, а в остальное время вода туда почему-то не доходит.

Печей в этом доме пока никаких нет. <...> Противопожарных аппаратов и в помине нет во всем доме.

Лестница узенькая, и общая площадка для 6 семейств в каждом этаже имеет только полтора метра
». Заметка заканчивалась обвинениями в адрес домтреста: «Дома эти построены на средства фонда улучшения быта рабочих, этими средствами распоряжается домтрест, но распоряжается он, как это видно, вредительски».



Жизнь в новых корпусах постепенно налаживалась. Жильцы посадили деревья и цветы, был оборудован красный уголок.

Но горсовет решил передать дома №118 Трампарку, и это положило начало череде несчастий, обрушившихся на обитателей бывших домов горкоммунотдела.

«Вышибались рамы из подвальных окон. Автомобили мяли многолетнюю траву и цветы, ломали деревья, любовно выращенные жильцами.

Расхищались десятки тонн угля, предназначенные для отопления домов. Из-за неопытности кочегаров, неправильно регулировавших подачу воды в батареи, в квартирах лопались трубы отопительной системы, когда чинили трубы, ломали стены и они оставлялись неотремонтированными.

Без конца менялись коменданты домов, среди них были ловкие мошенники, оценившие всю выгодность бесконтрольности своей работы, Одни из них получали и расходовали уголь без всяких документов, извлекая немалую прибыль для себя из подобных операций. Другие вместе со своим непосредственным начальником – завхозом Copокиным – устраивали пьяные оргии и дебош.

В домах был хороший красный уголок. Его закрыли, вывезли всю мебель. На дворе была прекрасная душевая кабинка. Ее вывели из строя.

Такие безобразия творились в домах №118 по Астраханской улице.

Всё это случилось уже после того, как дома были переданы горсоветом в распоряжение Саратовского управления городских электрических железных дорог».


К 1935 году положение стало критическим, терпение жильцов лопнуло, и они «подняли свой голос протеста».

«Они заявили протест против вздутой платы за отопление (у некоторых, например, у Попова, Иванова, Смирнова и других стоимость отопления превышала на 80-100 процентов квартирную плату), они заявили о расхищении угля и неисправности отопительной системы, так как именно это и привело к повышению платы за отопление. Жильцы рассказывали о бесхозяйственном содержании домов».

На сигналы жильцов откликнулась газета «Коммунист», обвинившая руководство Трампарка в нежелании разобраться в «делах, творящихся в домах»:

Казалось, что руководители управления городских электрических железных дорог, в первую очередь сам директор т. Васильев, обязаны были чутко отнестись к заявлению жильцов – рабочих трампарка.

Однако Васильев сделал все, что только мог, для того чтобы свалить с себя заботу об удовлетворении законных требований жильцов. Он потребовал от городских организаций срочного создания комиссии для проверки состояния домов, а сам оказался в стороне.

Наконец, директор заявил, что ему некогда срочно заняться домами, так как у него есть дела поважнее – десятки километров трамвайной линии.

Секретарь парткома Захаров целиком поддерживает Васильева. Недавно партком вынес решение по сигналам печати о безобразиях в домах, но оно не выполняется.

Так, чиновничье отношение к жалобам жильцов и уязвленное самолюбие директора помешали руководителям трампарка правильно разобраться в делах, творящихся в домах. Надо думать, что этим делом заинтересуются городские организации и законные требования жильцов будут удовлетворены».


Чем закончилась эта история, осталось неизвестным. Но, вероятно, дирекция Трампарка стала более ответственно относиться к содержанию подведомственного организации жилья. И в 1938 году решила сделать рабочим подарок – надстроить один из корпусов.

5 октября 1938 г. в «Коммунисте» была опубликована заметка "Праздничный подарок рабочим трампарка":

«В июне дирекция трампарка отпустила отделу капитального строительства 300 тысяч рублей на достройку третьего этажа одного из домов трампарка по Астраханской улице.

Стахановцы строители взяли обязательство закончить достройку этажа к 21-й годовщине Октябрьской революции. Сейчас заканчиваются отделочные работы в первых трех квартирах. К Октябрьской годовщине рабочие трампарка получат 12 новых квартир с общей площадью в 570 кв. метров.

Для премирования лучших стахановцев-строителей дирекция трампарка выделила 5 тысяч рублей».


О каком доме идёт речь? Вероятно, в статье допущена ошибка: два корпуса были трёхэтажными, один – четырёхэтажным. Четырёхэтажный корпус, строившийся по переработанному проекту, никогда не надстраивался. А вот два первых корпуса впоследствии были надстроены до пяти этажей. Значит, имеется в виду один из них. Если внимательно присмотреться к корпусу А, можно заметить, что он достраивался дважды.




ул. Астраханская, 118 А

В 1947 г. А.М. Старкмет писал:

«Последующая надстройка заднего корпуса четвертым этажом, также выполненная без согласования с автором основного проекта, значительно лучше разрешила, чем по 3-му корпусу, утилитарную задачу по созданию дополнительной жилой площади, и при осуществлении этой надстройки была в общем сохранена архитектура первых двух корпусов».

Следовательно, к 1947 задний корпус (А) был единственным надстроенным и имел 4 этажа. В 1933 Старкмет был направлен в Сталинград и вернулся в Саратов только в 1938 году. Возможно, по этой причине надстройка могла быть выполнена без согласования с ним.

Количество этажей в заднем корпусе изменилось, но это оказалось не единственным изменением. По первоначальному проекту в каждой секции было по 2 квартиры, на новом этаже в четырёх подъездах прибавилось 12 квартир, то есть на лестничной клетке последнего этажа теперь стало по 3 квартиры.



Tags: #Саратов, Астраханская, СГЭТ, конструктивизм, краеведение, репост
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo djhooligantk january 9, 2019 14:00 2
Buy for 30 tokens
Это мой личный рейтинг. Те посты, которые я считаю самыми интересными за 2018 год. Посты представлены в списке в порядке опубликования их в течение года. Как на месте «дружбы» с Британией появился Федин (спуск по Октябрьской) Как производят молочные продукты в "Белой Долине"…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments